Храм Святого Великомученика
Георгия Победоносца
в Грузинах

Подворье
Патриарха Московского и всея Руси

Главная → О Храме

О Храме

Московский храм в честь великомученика Георгия Победоносца в Грузинах располагается в древней местности под названием Пресня. Название произошло от небольшой речки Пресни. В древние времена, в годы правления князей, приезжавших в Москву гостей из Новгорода, Смоленска, немецких и шведских мастеров и торговых людей временно селили в этой местности, до тех пор, пока они не обустраивались в Москве. Поэтому не случайно именно в местности на Пресне, возникло в начале

Православная Грузия в этот период переживала тяжелые времена, подвергаясь ожесточенным нападениям Турции и Персии, и царь Вахтанг VI принял приглашение императора Петра I, переселившись с сыновьями Бакаром и Георгием и со свитой из трех с лишним тысяч человек из Грузии в Москву.

Фото
Фасад церкви великомученика Георгия Пебедоносца 1830 г.

В 1729 году царю Вахтангу VI был пожалован государев двор в Новом Воскресенском за Земляным городом на речке Пресне, и вскоре по обоим берегам ее появились грузинские слободы, а на Грузинской площади, где теперь расположен сквер с памятником Шота Руставели, – дворец грузинского царя. Его сын, царевич Георгий Вахтангович, генерал-майор русской армии, устроил деревянную приходскую церковь в честь вмч. Георгия. (ЦИАМ. Ф. 203. Оп. 79. Д. 4. Л. 13-13 об.) Так в Москве появился первый грузинский приход. В 1750 году церковь была освящена грузинским архиереем Иосифом Самебели (И. Т. Кобулашвили). Богослужение в церкви велось на грузинском языке. В 1760 году царевич Георгий построил при церкви вмч. Георгия придел во имя Рождества Христова. (ЦИАМ. Ф. 203. Оп. 79. Д. 7. Л. 4.)

Фото
Князь Михаил Дмитриевич Цицианов (1765 — 28 марта 1841, Москва) — сенатор Российской империи

В 1779 деревянная церковь сгорела (ЦИАМ. Ф. 203. Оп. 79. Д. 25. Л. 8.), однако, ценная ризница ее была спасена. В 1792 году на средства прихожан, купца С. П. Васильева и грузинских князей Эристовых и Цициановых (Цицишвили), был воздвигнут в форме классицизма каменный храм с колокольней. В 1799 году князья Цициановы устраивают приделы из красного дерева. (ЦИАМ. Ф. 203. Оп. 744. Д. 1688. Л. 26-28об.). Они же пожертвовали церкви наиболее ценные реликвии – напрестольный крест, Евангелие, богослужебные книги, сосуды. Михаил Дмитриевич Цицианов, младший брат известного политического деятеля начала XIX века Павла Дмитриевича Цицианова – был ктитором церкви на протяжении 25 лет. В 1819 году на пожертвованной церкви земле он устроил каменную богадельню для престарелых монахинь (здание сохранилось). (РГИА. Ф. 797. Оп. 2. Д. 8177.).

В 1841 году в церкви был поставлен новый иконостас, в 1870 году – увеличена высота колокольни. В 1897 году к церкви, которая уже не могла вместить всех прихожан (в связи с ростом населения в этом районе Москвы) было пристроено с востока новое здание в псевдо-византийском стиле (архитектор Сретенский). (РГИА. Ф. 797. Оп. 65. Д. 341.)

Фото
Фасад церкви великомученика Георгия Пебедоносца 1830 г.

Церковь вс. вмч. Георгия в Грузинах была богатой, в ней хранились православные грузинские реликвии, а также богатая библиотека, в которой были старопечатные книги на старославянском и грузинском языках. До конца 1920-х годов в церкви проходили богослужения. В 1930 году церковь была закрыта, оба здания перестроены (разобрана колокольня и глава, сооружены межэтажные перекрытия) и переданы в пользование электромеханического техникума им. Красина. Древние книги из церковной библиотеки, иконы, как и многие святыни московских храмов, вероятно, были частично вывезены за границу, а частично переданы в музеи Москвы. В 1993 году по просьбе инициативной группы верующих, прихожанам была возвращена древняя часть храма св. вмч. Георгия, получившая статус Патриаршего подворья; новая часть и поныне занята техникумом. По просьбе верующих настоятелем его был назначен священник из Грузии, для совершения богослужений в традициях Грузинской Православной Церкви. По ходатайству грузинского землячества и благословению Патриарха Католикоса Илии расписывать Георгиевский храм пригласили молодого иконописца Лаша Кинцурашвили. Иконописец работал в Георгиевском храме с перерывами около пяти лет. Он вдохновлялся стремлением принести в дар Москве грузинские росписи, чтобы люди, придя в Георгиевский храм, могли сказать, что они повидали самые прекрасные святыни православной Иверии и приобщились к ее духу.

«Вера есть, – говорит апостол Павел, – осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом» (Евр.11, 1).

Этой верой не только побеждаются царства и заграждаются уста львов, этой верой обличается Невидимое и возвращаются к жизни порушенные святыни.